Фрагмент консультації про дівчинку, яка нічого не хотіла їсти

підліток дівчинкаЭто была безупречная семья. По натуре своей я немного неряшлив, и рядом с ними мне казалось, что я одет просто никак. Мама явно выставляла напоказ свои дизайнерские и яркие детали туалета. Эмили носила очаровательные и как бы небрежно покрашенные в розовый цвет и отбеленные джинсы. У папы был вид холеного мужчины, старающегося демонстрировать небрежность, но при этом дающего понять, что он далеко не из бедных. В отличие от худощавых женщин, у него была фигура холеного кота.

— Так что вас привело ко мне? — спросил я и в то же время подумал: «Вряд ли они пришли сюда пешком. Наверное, приехали на „мерседесе“ последней модели».
— Мы беспокоимся насчет Эмили, — сказала Сандра.
Эмили закатила глаза, тренируясь быть подростком.
— Что именно вас беспокоит?
— Она помешана на диетах, — пояснила Сандра. — Совсем помешалась.
— Не помешалась, — пробормотала Эмили.
— Эмили, скажи правду, — набросилась на нее мать. — Ты помешалась на диетах.
— Нет.

Теперь глаза закатила Сандра.
— Это и есть проблема. Каждый раз, как я пытаюсь с ней поговорить, она огрызается.
То, как они разговаривали друг с другом, начинало действовать мне на нервы. Они легко попадали в замкнутый цикл «Я права — нет, я права!», но не только. Мне казалось, что в этой семье присутствует еще какая-то неуловимая несогласованность.
— А что вы об этом думаете, Макс?
Папа пожал плечами.
— Диеты представляют собой значительную проблему, — произнес он размеренным тоном. Таким голосом обсуждают лишь десятипроцентное понижение цен на товарной бирже.

Я посмотрел на Эмили.
— Ты понимаешь, что это значит?
Она тоже пожала плечами.
— Это значит, что для твоего папы это большая проблема, — сказал я и повернулся к нему. — Вы всегда так разговариваете?
— Как «так»?
— Так запутанно.
— Не думал, что это запутанная фраза. — Он нахмурился и казался слегка раздраженным.
— Ей десять лет, — сказал я и указал пальцем на Эмили.
— Я знаю, — сухо ответил Макс.

Я не совсем был уверен, но пока что не стал заострять на этом внимание.
— Когда это началось?

Ответила Сандра:
— Она всегда была слишком разборчивой, но настоящие проблемы начались в пять лет.
— Как это?
— Когда она пошла в школу, то ей стало трудно угодить с одеждой — это ей не подходит, это она не наденет…

Я кивнул, как обычно кивают психиатры, побуждая своих пациентов продолжать рассказ, когда не желают слишком мешать ему своими «ага» или «понятно», не говоря уже о худшем варианте: «Пожалуйста, продолжайте».
— Вскоре после этого она начала привередничать в еде и говорить, что не хочет растолстеть.
— В пять лет? — спросил я с недоверием.
— В пять.

Есть вещи, которые меня, как профессионального психолога, сразу же настораживают. В пять лет дети обычно подражают тому, что видят вокруг себя. Это настоящие губки. Так откуда взялись все эти «от еды толстеют» и «мне не нравится, как я выгляжу»? Из дома или из школы?

— Что ты любишь из еды? — спросил я Эмили.
— Ничего.
— Даже шоколад?
— От шоколада толстеют, — фыркнула она скорее не столько в ответ на мой вопрос, сколько в ответ на саму идею.

Я внимательно посмотрел на нее.
— Судя по тебе, ты могла бы съесть целую шоколадную фабрику и при этом не особенно поправиться.
— Вот и я ей говорю, — вмешалась Сандра. — Женщины в нашей семье склонны набирать лишний вес, но ко всему же надо подходить разумно. Даже если Эмили поправится на пару килограммов, она все равно будет выглядеть прекрасно.

Ответ для меня стал очевидным: дом.

— А что вы пытались сделать, чтобы убедить ее нормально питаться? — спросил я.
— Я пообещала купить ей хорошую косметику, если она наберет килограмм, — сказала Сандра.

Тут я уже не мог сдерживать свои чувства и поморщился, но, поняв, что выдаю себя, изобразил задумчивое выражение лица.
— Ну хорошо, надо немного обсудить этот вопрос, пока Эмили почитает журналы в коридоре.

После того как девочка вышла, я обратился к Сандре:
— Вам нравится, как вы выглядите?

— Извините?
— Вам нравится, как вы выглядите? Вы довольны своим внешним видом, телосложением?

Она смущенно заулыбалась.
— Не знаю. Вроде да. Хотя нет, не совсем.
 Вы сейчас на диете?

Сандра слегка заерзала в кресле.
— Немного.
— И это «немного» бывает часто?
— Я довольно быстро набираю вес, поэтому приходится следить за собой.
— Оцените себя по десятибалльной шкале, — попросил я ее.

На устах папы заиграла слегка ироничная улыбка. Пусть улыбается — он следующий.
— В каком смысле? — замешкалась Сандра.
— Если бы вам предложили оценить свой внешний вид и свое тело по десятибалльной шкале, то какую оценку вы себе поставили бы?

Она немного задумалась.
— Шесть. Нет… пять. Иногда, может, четыре. В некоторых местах.
— Хорошо. А вы? — обратился я к Максу.

Он по-кошачьему усмехнулся.
— Хотите сказать, как бы я оценил свое тело?
— Да.

В это самое мгновение зазвонил его мобильный телефон.
— Извините, — сказал Макс, подняв указательный палец. Я его не извинил, но он уже вышел. Минуту или около того длился какой-то очень деловой телефонный разговор, после чего Макс вернулся.
— Так на чем мы остановились?
— Оценка. По десятибалльной шкале.

Макс окинул меня взглядом чрезвычайно самодовольного кота.
— Десять.

Кто бы сомневался?
— Так, значит, вы хотите, чтобы она побольше ела? — спросил я у Сандры.

Она кивнула. Лицо Макса выражало одновременно удовольствие и полную незаинтересованность.
— Слушайте внимательно, — сказал я своим самым профессиональным голосом. — Я хочу, чтобы вы пошли и купили килограмм марихуаны — самой лучшей, а не какой-нибудь безмазовой, — а потом, за полчаса до еды, выкуривали ее с Эмили, пока она как следует не обдолбается.

Сандра посмотрела на меня так, словно я только что вытащил цыпленка изо рта. Макс нахмурился.
— К тому времени, как нужно будет садиться за стол, у нее начнется «жор», и она сметет все, что вы перед ней поставите.

Тут я торжествующе улыбнулся, словно говоря: «Посмотрите, какой я умный». В наступившей тишине жужжание мухи показалось бы оглушительным звуком.

Проблема была в том, что Эмили делала то, что ее научили делать. Ее обучили плохо думать о себе, подвергать себя постоянной суровой оценке, искать недостатки и принимать решительные меры. Эмили — это продукт окружения. Ее мама явно была жертвой моды, а папа вообще не выполнял свои родительские обязанности. У меня возникло такое впечатление, что он уделяет им лишь те крохи внимания, что остаются у него после заключения разнообразных сделок.


Помимо этого, на Эмили действовала и попкультура, проникающая в дом через телевидение, Интернет, глянцевые журналы, разговоры с подругами, но более всего — через разговоры внутри дома. Эмили научили беспокоиться о своем весе, но больше ничего не объяснили — думай и поступай сама, как хочешь.

Озабоченность Сандры по поводу килограммов и килокалорий отравила ее собственное сознание и сознание ее дочери. А Макс в это время слишком занят — обсуждает по телефону чрезвычайно важные дела, забывая о том, что происходит у него под носом.


— Я не стану давать своему ребенку наркотики, — сказала наконец Эмили.

Я изобразил удивление:
— Почему нет?

Она рассмеялась как-то неуверенно — так, как усмехаются, находясь в замкнутом пространстве рядом с человеком, в нормальности которого сильно сомневаются.
— Потому что это глупость.

Я пожал плечами.
— Ну и что? Вы же хотите, чтобы она ела?
— Да, но…

Тут Макс сбросил с себя отстраненный вид и вмешался:
— Потому что это незаконно. Мы не хотим подвергать нашу дочь опасности.

Слава богу, наконец-то он подал голос.
Я снова пожал плечами.
— Но идея неплохая, согласитесь.

Макс нахмурился, явно выходя из себя.
— Нет, плохая. Если это все, что вы можете нам предложить, то мы, очевидно, только зря потратили свое время.

Я посмотрел на него и улыбнулся достаточно мягко, чтобы он понял мой замысел.
— Знаете, а вы в первый раз вмешались в разговор с тех пор, как зашли в мой кабинет.
— Ну это же откровенная глупость, — сказал он, продолжая хмуриться.
— Разумеется.
— Тогда зачем вы так сказали?
— Позвольте мне задать вам один вопрос. Что, помимо незаконности, мешает вам дать Эмили марихуану?
— Наркотики оказывают плохое воздействие на организм и на психику.

Я кивнул.
— Действительно. А вы же не хотите нанести ей вред, правильно?

Они оба кивнули.
— Так почему же вы постоянно говорите в ее присутствии о еде и о калориях? — спросил я Сандру. — И почему вы, Макс, отвлекаетесь на посторонние разговоры по телефону, когда речь идет о здоровье вашей дочери?
— Вы что, хотите сказать, что это наша вина? — обиженно спросила Сандра.

Я и глазом не моргнул.
— Отчасти да. Возможно, даже в большой части. Я не уверен, где именно проходит граница между влиянием окружающего мира и вашим влиянием, но то, что в этом есть и ваша вина, несомненно.

Они слегка помрачнели.
Я часто задаю себе вопрос — как мир дошел до такой стадии, когда никто ни в чем не считает себя виноватым? Как получилось, что у десятилетней девочки начинается серьезное психическое расстройство, но ее родители полагают, что это совершенно никак с ними не связано?

— Не переживайте так сильно, — сказал я. — Вы — ее родители. Это ваша работа — немного ошибаться. Все мы где-то перегибаем палку, где-то недокручиваем гайки. Я ошибаюсь так же, как и любой другой папа. Просто нужно вовремя это замечать и исправлять. Винить себя нужно только в том случае, когда вы заметили ошибку, но ничего не сделали, чтобы ее исправить. Но вы-то собираетесь исправлять ошибки, правда?

Они кивнули.
— Хорошо. Так что, приступим?
— Давайте, — сказала Сандра.

Исправление состояло из двух задач. Первая — это разобраться с проблемой «еда — вес».
— Я хочу, чтобы сегодня вечером вы собрали все напольные весы и выбросили их в контейнер с мусором.

Для бедной Сандры это было нелегко.
— Прямо так взять их и выбросить?
— Да. Вы с Эмили слишком зациклились на цифрах. Ей не следует заморачиваться по поводу каких-то килограммов, особенно когда речь идет о ее собственном теле. Ей нужно выработать более здоровое отношение к своему телу. Маленькие цифры на весах лишь отвлекают от внутренних ощущений. Так что избавьтесь от весов.
— Хорошо, — кивнула Сандра.
— Кроме того, мне хотелось бы, чтобы вы в целом изменили свое отношение к еде.
— В каком смысле?
— В том смысле, чтобы вы позабыли о модных диетах. Совсем позабыли. Девяносто с чем-то процентов тех, кто сидел на диетах, через два года набирают свой прежний вес. Так что диет для вас больше не существует.
— А что нам делать вместо этого?
— Все очень просто. Здоровое питание, физические упражнения и адекватное восприятие своего тела. Так вы поможете Эмили трезво посмотреть на себя со стороны.
— Это на ваших словах просто, — сказала Сандра.
— Я понимаю, что быстрых и легких путей нет, но на этот счет можно получить очень много информации. Я сообщу вам имена хороших специалистов по питанию, а также названия полезных книг. Секрет поддержания идеального веса заключается в том, чтобы поставить мозги на место, придавать значение правильному питанию и упражнениям. Вот и все.

Сандра, надо отдать ей должное, казалась весьма озабоченной, но я собирался проследить, чтобы она сделала хотя бы первые шаги.
— Теперь что касается вас, — повернулся я к Максу. — Сколько времени вы ежедневно уделяете тому, чтобы разговаривать со своей дочерью?

Он покачал головой.
— Наверное, не так много, как следовало бы.
— Я понимаю. В наши дни очень трудно найти свободное время. Целый день вкалываешь на работе, а когда возвращаешься домой, то единственное желание — рухнуть в кресло или на диван и включить телевизор. Но дело в том, что у вас есть дочь, так что вы не можете позволить себе совсем ничего не делать дома. Я хочу, чтобы вы в своем распорядке дня выделили особое время для общения с ней. На это не обязательно тратить несколько часов. Ей достаточно просто знать, что вы рядом. Если вы не наладите с ней хорошие отношения сейчас, то в подростковом возрасте она доставит вам еще больше хлопот.
— Да, я понимаю, что вы правы, — согласился Макс.
— Конечно, я прав. У меня полно дипломов и работ на эту тему.

Он рассмеялся.
— Я расскажу вам секрет того, как общаться с капризными и замкнутыми детьми: задавайте побольше вопросов. Не учите ее жить, не говорите, как следует вести себя и что она должна чувствовать. Задавайте вопросы о ее поведении и самочувствии. Пусть она научится анализировать свои чувства. Каждый раз, как вы поймаете себя на том, что говорите ей что-то, переделайте фразу, выкиньте половину слов и поставьте в конце вопросительный знак.

Они оба внимательно слушали.
— И последнее, — сказал я, указывая на округлые формы Макса. — Вы тоже должны выполнять упражнения и следить за своим питанием. Это общесемейное задание. Понятно?

Он снова рассмеялся и похлопал себя по животу.
— Пожалуй, мне и вправду нужно немного поправить его форму.
— Сделать его не таким округлым?
— Наверное.

К их чести будет сказано, они не замедлили выполнить мои рекомендации. Весы отправились в мусор, как и было предложено. Мама позабыла про диеты и купила книги о здоровом питании. Они перестали перекусывать на ходу и стали завтракать и ужинать вместе. Все занялись семейными пробежками, причем Эмили стала для своего отца чем-то вроде личного тренера.

Все они усердно старались изменить свое отношение к еде и друг к другу. Вместо того чтобы волноваться по поводу цифр на весах, они стали больше времени проводить вместе. Часть этого времени они посвятили кулинарному искусству. Однажды Сандра отвела Эмили на встречу с местным шеф-поваром, и это сразило Эмили наповал.
— Она даже повесила его фотографию на стене в своей комнате, — сказала мне Сандра.
— Когда я советовал вам изменить отношение к еде, так далеко я не заглядывал, — от души рассмеялся я.

Эмили и сейчас не назовешь большим любителем еды, но, по крайней мере, на сегодняшний день она выработала более здоровый взгляд на себя, на пищу и на свое тело.

Еще лучше то, что она полноценно общается со своими мамой и папой. Они снова стали настоящей семьей, а не группой знакомых, озабоченных прежде всего калориями и килограммами.

Найджел Латта “Прежде чем ваш ребенок сведет вас с ума”

Більше консультацій можете переглянути тут

Advertisements

3 thoughts on “Фрагмент консультації про дівчинку, яка нічого не хотіла їсти

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s